РКИИГА: 90 лет - полет нормальный!

Лев ТАРАКАНСКИЙ

Газета "Час", 25 мая 2009 г.

В минувшую субботу Рижский краснознаменный институт инженеров гражданской авиации, прекративший свое существование в 1999 году, отмечал 90 лет со дня своего основания. Вот такой вот парадокс времени...

Но было - все! И радостные восклики ставших уже седовласыми выпускников: «Сколько лет, сколько зим!», и воспоминания, начинавшиеся словами «Никогда не забуду, как...», были и большое торжественное заседание в конференц-зале, и феерический гала-концерт в Спортивном манеже.

И был институт. Тот самый. РКИИГА. И витал над головами ни с чем не сравнимый ркииговский дух.

Казахско-латвийский звездный «Битлз»

 В Ригу на празднование юбилея выпускник РКИИГАпо совместительству первый казахский космонавт, кавалер двух золотых звезд Героя - России и Казахстана) Талгат Мусабаев прилетел в одном самолете со звездой эстрады Лаймой Вайкуле.  

- Представляете, какое совпадение! И она меня узнала! Как будто кто-то специально все устроил, потому что до этого мы с ней общались через космос - был прямой телемост «Станция «Мир» -«Медео» в 1994 году... Лайма мне тогда спела, я ей тоже спел. Романс. «Я встретил вас...» Гитара, правда, у меня на станции дурацкая была. И вот теперь, спустя столько лет, прилетев на юбилей РКИИГА, я ее здесь действительно встретил! Вот ведь как бывает в жизни.

 - Талгат, сохранились ли в памяти какие-то яркие воспоминания об учебе в стенах РКИИГА?

- Знаете, что, наверное, было самым главным - я был человеком из другой цивилизации. Казахстан - не Латвия. И тут 17-летний пацан попадает практически в Европу! Ведь и в советское время Прибалтика сильно отличалась от других регионов СССР. Это было здорово! Здесь я научился толерантности к людям другой ментальности, другой национальности. Здесь я смог проявить себя как спортивный гимнаст, став членом сборной Латвии.

Здесь я впервые услышал «Битлз»! И научился играть их песни на гитаре! За три дня научился! А чего там, человеку с музыкальным образованием? Пальцы вроде не кривые... А потом стал шпарить в институтском ансамбле!

Кстати, вот вам еще одна история. Когда на «Мир» прилетели американские астронавты, я взял гитару и исполнил им песню на казахском. А потом отшвырнул - так, по воздуху - американцам, мол, теперь ваша очередь! Они переглянулись, но, как оказалось, никто из них этим инструментом не владел. И тогда я вернул себе гитару, после чего, как говорится, известный казахско-латвийский космонавт Мусабаевс исполнил американцам песню уже и на их, английском, языке!

- Талгат, что вы почувствовали, когда узнали, что института, которому вы многим обязаны, больше не существует. Что вы ощутили?

- Мне было очень жаль, что такой основательный, такой профессиональный авиационный вуз прекратил свою работу. Ведь вся моя деятельность в авиации и в космосе говорит о том, что если бы я в свое время не пошел учиться именно сюда, в РКИИГА, институт, давший мне глубокие инженерно-технические знания, вряд ли бы вы услышали когда-нибудь про космонавта Мусабаева. Летчик какой-нибудь средненький из меня, наверное, получился бы. А вот космонавт - нет.

Поэтому всем своим встречам со звездами - и в прямом, и в переносном смысле - я обязан исключительно РКИИГА.

Вождь краснокожих

Как майор Красноштан выдал ацтекам военную тайну...

Рассказывает выпускник РКИИГА середины 80-х, ныне ведущий программ на радио SWH+ Стас Флоренцев.

- В моей группе учился один парень, иностранный студент, совершенно реальный, как он себя называл, «калюмбиец», по виду эдакий предок ацтеков: нос с горбинкой, черные как смоль глаза и волосы. Казалось, воткни ему на затылке перья - ну чистый индеец, вождь краснокожих!

Звали его Эспинель Энрике Хайме Нумпаке.

Надо сказать, что гафовские иностранцы не особо заморачивались с посещением лекций: их за пропуски занятий из института не выгоняли и стипендию не снимали. Также они не заморачивались и с решением своих мужских «физиологических потребностей». Проживая в студенческой общаге, они дожидались, пока советские студенты уйдут на первые пары занятий, после чего спокойненько запускали к себе девушек, а уже через час-полтора, немного вальяжные и раскрепощенные, появлялись в институте.

Расписанием занятий они себя тоже не заморачивали - для этого было достаточно встретить на этаже кого-нибудь из наших и задать простой вопрос: - Где?

В тот памятный день Эспинель Энрике Хайме Нумпаке пришел ко второй паре, перехватил меня в коридоре факультета и задал этот самый обычный вопрос: - Анастасио, - обратился он ко мне. - Где?

Не отдавая себе отчета в том, что происходит, я автоматически произношу: «Три пятьсот четыре...» (что на институтском языке означает: третий корпус, 504-я аудитория). Мне и в голову не приходит, что следующее занятие у нас - военка.

А теперь представьте: черный-черный колумбиец заявляется на занятие по военной подготовке.

...Это была не аудитория с рядами, идущими кверху, а довольно обычный и довольно большой класс с длинными рядами столов, вмещавший в себя одновременно три группы студентов.

Эспинель Энрике Хайме Нумпаке, естественно, сел сзади. Вместе со звонком в класс заходит преподаватель военной кафедры институтамайор Красноштан. Встали. Сели.

- Тема занятия - Ту-22М. Приказываю: дежурным раздать секретные тетради!

Студентам раздают секретные тетради. У Эспинеля Энрике Хайе Нумпаке своей секретной тетради не было. Да и, боюсь, он даже представления не имел, что это такое. Поэтому перевернул лекционную и начал вместе со всеми вести запись летных характеристик тогда еще секретного советского бомбардировщика.

Перерыв в лекции на физпаузу, по окончании которой майор Красноштан решает самостоятельно провести перекличку студентов, дабы определить пропускающих занятие. Перекличка произведена.

- Всех назвал? Никого не пропустил? - интересуется майор и тут от ужаса едва не теряет сознание.

С задней парты встает наш чернокожий «вождь ацтеков», которому для пущей выразительности не хватало, как я уже говорил, только какого-нибудь пончо, копья и пера на загривке.

- Фамилия! - командным голосом произносит майор Красноштан.

- Эспинель Энрике Хайме Нумпаке, - докладывает ему «вождь».

«Хоть бы кубинец...» - с тайной надеждой думает про себя Красноштан, после чего с волнением в голосе интересуется:

- Из какой страны?

- Я из Калюмбии! - горделиво отвечает советскому офицеру Эспинель Энрике.

Что происходило в дальнейшем, обычными словами передать уже трудно...

«Это было начало воздушного террора...»

Темная история о светлых людях Она началась в 1995 году, когда наследник «Аэрофлота», предприятие «Латавиа», находившееся в фазе развала, решило продать грузовой Ан-26 - один из самых приличных оставшихся в нашем флоте - гражданину Дании по имени Дэви.

Дэви предлагал заплатить за самолет наличными и сразу. Ввиду нехватки средств руководители Латвийской гражданской авиации продали ему «Ан» за смешную сумму - за треть от его реальной стоимости. Кстати, следов той сделки до настоящего времени так и не нашли и куда пошли сотни тысяч долларов, никому неизвестно.

На тот момент в «Латавиа» было всего 3-4 экипажа. Лучших отобрали для Дэви. Пять человек. В том числе и выпускника РКИИГА 1990 года бортмеханика Игоря Тиммермана.

- Нам было предложено перегнать самолет и 2-3 месяца на нем поработать, - рассказывает Игорь. - Был составлен контракт, по которому экипаж должен был доставлять гуманитарную помощь в Бангладеш людям, пострадавшим от наводнения. Другой работы у летчиков в 90-е не было. И они согласились.

- В ноябре 1995 года наш самолет вылетел из Риги. На борту - несколько ящиков с запчастями и новый хозяин «Аннушки». Первая остановка - в индийском аэропорту. Вторая - в пакистанском. И только после этого Дэви дает задание отправиться в Болгарию, чтобы забрать оттуда попутный груз - еще несколько ящиков с запчастями для самолета.

Латвийский экипаж доставляет Ан-26 в Бургас.

- Погрузка «запчастей» происходила ночью, и хотя это нас насторожило, но времена были такие, что особо не поспрашиваешь, да и на ящиках было надписано «Техническое обслуживание». Рижские они тоже напоминали, так что запчасти и запчасти. Вместе с ночным грузом на борту самолета появился еще один англоязычный пассажир, назвавшийся Питером. А в Карачи к ним присоединился мужчина весьма неприятной наружности - бородатый, мускулистый, чье имя так и осталось неизвестным. По-английски бородач не говорил...

...Новый хозяин отдавал приказания о перелетах, экипаж выполнял требования контракта и перегонял самолет с одного аэропорта в другой - ближневосточные страны только и мелькали под его крылом.

Игорь Тиммерман. - В тот злополучный декабрьский деньесли точнее - ночь) наш бортоператор Женя Антименко, вышедший в грузовую часть самолета, чтобыпредложить пассажирам перекусить, буквально вбежал обратно в кабину и сообщил: «Они открывают ящики! В них «калаши»! Закрывать дверь в кабину было бессмысленно - она, не будучи бронированной, против автомата Калашникова не устояла бы.

- Потом в дверях появился Дэви с автоматом в руке. Приказ его был коротким и нестандартным: «Снизиться над территорией Индии до высоты 3 мили». Командир корабля на его требование поначалу ответил отказом, сославшись на то, что это далеко небезопасно. Но услышав в ответ угрозу в адрес жизни членов экипажа и членов наших семейведь Дэви долгое время прожил в Риге и вполне мог иметь тут сообщников), решил все-таки снизиться, но только до высоты 3 километра от земли. Мол, простите, перепутали километры и мили, не разобрались...

Забегая вперед, скажем, что именно этот поступок командира корабля привел к тому, что оружие, сброшенное Дэви и мускулистым бородачом, до неизвестных вплоть до нынешнего времени индийских бандформирований не долетело...

- Когда террористы сбрасывали ящики, самолет тряхнуло так, что командир едва удержал его на высоте. Ан-26 абсолютно не пригоден для таких операций - оборудование позволяет ему загружаться и разгружаться исключительно на земле. Для того чтобы сбрасывать груз в ходе полета, существует другая модификация - Ан-26А со специальными для этого приспособлениями.

Начиная с этого момента члены латвийского экипажа уже не сомневались: ничем хорошим встреча с Дэви и его компаньонами для них не закончится. - Спустя некоторое время, припоминая события ноября - декабря 1995 года, мы начали понимать, что Дэви был не индивидуальным торговцем оружием, что за его спиной наверняка стояли влиятельные круги как в самой Индии, так и в других странах мира. Иначе чем объяснить тот факт, что с момента загрузки на «Ан» ящиков с «калашами» ни в одном аэропорту ни один таможенник в наш самолет так и не сунулся, хотя до этого «Аннушку» шмонали так, что аж скрип стоял в ушах!

Ни в аэропорту Таиланда, ни в Калькутте, куда террористы заставляли перегонять бывший латвийский самолет, никто к нему специального интереса не проявлял: отправляли на дальнюю стоянку, молча заправляли и отпускали с миром, пока при очередном пролете над Индией не последовало распоряжение приземлиться в Бомбее.

- Позже в СМИ прозвучало, что индийские власти для перехвата нашего самолета подняли истребители. Так вот: не было этого. Просто они должны были как-то показать, что предприняли меры для обнаружения и захвата. А на самом деле обо всем, что с самолетом происходило, они узнали от... Питера, сбежавшего в Бомбее с борта Ан-26 и сообщившего о произошедшем в полицию. Там же, в Бомбее, с самолета исчезли и собственно террористы. В дальнейшем мы из материалов дела узнали, что Дэви, гражданин Дании (которому - поразительно! - слинять из аэропорта помог один из офицеров безопасности Индии), проживает у себя на родине, в деле есть даже адрес его места жительства, и то, что второй из торговцев оружием - мускулистый бородач - является подданным Малайзии. Они так и остались на свободе, а Дэви даже давал интервью по этому поводу какой-то газете.

В общем, темная эта история, очень темная, многие люди в ней были замешаны. Ну а крайними, естественно, решено было сделать нас, латвийских летчиков.

...Все дальнейшие события придется пересказывать, упуская детали и подробности - даже скупых воспоминаний Игоря Тиммермана о годах, проведенных в индийских тюрьмахБомбейский централ? Это очень жестко. В Индии вообще все очень жестко. Рассказать о тюрьме в Калькутте? А вы думаете, это вспоминать так легко?»), хватило бы на увесистый том, а то и на два: тут тебе и бесконечные допросы индийских следователей, сопровождаемые побоями и заковыванием в наручники, и 50-градусная жара, от которой трескается кожа и закипает кровь в венах, и туберкулез у одного из членов экипажа, и изощренные издевательства со стороны тюремщиков, получивших, по-видимому, задание «сверху» не мытьем, так катаньем заставить русских ребят взять всю вину за контрабанду оружия на себя.

- Несмотря на то, что все дело было шито белыми нитками, дергая за которые можно было выйти на высокопоставленные круги Индии (дело-то происходило накануне выборов), а также на людей в той же Дании и Великобритании, суд, напоминавший скорее театр, признал нас виновными во всем и приговорил к пожизненному заключению.

...Пострадал и тот самый Питер - один из трех пассажиров злополучного рейса «Аннушки», который, как выяснилось позднее, оказался внедренным британским секретным агентом. Его хозяева бросили на произвол судьбы, он был вынужден отсидеть в индийской тюрьме около шести лет.

Всего же наша латвийская пятерка провела в застенках штата Западная Бенгалия 4 года и 7 месяцев!

- Поскольку все мы оказались негражданами Латвии, у индийского «правосудия» руки оказались полностью развязанными. Первый и единственный вопрос, который задал представитель латвийского МИДа, пришедший к нам в тюрьму, звучал так: «Среди вас есть граждане ЛатвииУзнав, что нет, он с облегчением вздохнул и дал индийским властям понять, что никакой помощи и поддержки от Латвии мы не получим.

И тогда за пятерку латвийцев заступилась... Россия!

Героическая женщина, супруга командира корабля, прилетела в Калькутту и смогла добиться у тюремщиков первого свидания. Начиная с этого момента информация о том, что в действительности происходит с нашими летчиками, стала появляться и в прессе, и в кабинетах должностных лиц.

- Мы, кстати, очень благодарны газете «Час», которая пристально следила за нашей судьбой и вселяла надежду в сердца наших родственников на то, что мы из Индии все-таки вернемся. Помощь пришла со стороны Русской православной церкви.

- Отец Дионисий невероятным образом прорвался к нам в тюрьму, передал все услышанное от нас нынешнему митрополиту Русской православной церкви отцу Кириллу, который в те годы занимался внешними связями, а уже от церковных деятелей информация пошла в российское правительство и в Кремль.

- Там же, находясь в тюрьме, все мы написали заявление с просьбой предоставить нам гражданство России, которое впоследствии нам было присвоено. Далее как следствие заработал российский механизм защиты соотечественников.

В июле 2000 года они вышли из тюрьмы.

Теперь двое из латвийского экипажа работают в российской авиации. Штурман Игорь Москвитин погиб в Риге в автомобильной катастрофе. Ну а Игорь Тиммерман и Евгений Антименко продолжают здесь жить и трудиться, правда...

-...когда мы вернулись в Латвию, в управлении гражданской авиации нам дали понять, что к полетам больше не допустят. Такие дела.

Контакты

Инициативная группа создателей сайта «Музей РКИИГА-РАУ»:

А.Халтурин (ФАРЭО,выпуск 1982г., СТЭМ РТФ-ФАРЭО),

С.Агапов (ФАВТ, выпуск 1973г., секция туризма РКИИГА)

Е-mail: rkiigarau@gmail.com

Смотрите также

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.