От «Крыльев» до «Рифов»

 

Бас-гитарист Сергей Пономарев вспоминает музыкальную жизнь РКИИГА и вокально-инструментальные ансамбли механического факультета 

 

Знакомство с РКИИГА у меня началось в 1968 году в городе Новосибирске, где уже на следующий год я закончил школу.  Был у меня друг-одноклассник Вилька Цой, и нас обоих мучили наши родители вопросом: «- Ну, ты надумал, куда будешь поступать после окончания школы?!».  Нам это все надоело и мы заявили: «-Да-да! Надумали!! Поступаем в РКИИГА!».

Хотя в Новосибирске, в этой столице Сибири вузов было хоть отбавляй – 14, но мы тогда по телевизору засматривались КВНом, и звездной командой там была команда именно РКИИГИ. Поэтому поступать надо было только в РКИИГА. На ту беду или счастье никуда ехать не надо было, приемная комиссия  была выездная и в Новосибирске тогда работала в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта. Нас с Вилькой в приемной комиссии «ломали» поступать на новый факультетФАВТ, но мы пошли на механиков. Так в 1969 году мы оказались в Риге.

Естественно, мы хотели с Вилькой и жить вместе в общежитии, и учиться в одной группе. Пришли в деканат к Сергею Александровичу Курносову, мол, так и так, хотим вместе, хотим друг с другом. А Курносов – юморист, спрашивает у нас: « - Как твоя фамилия? А твоя?... Так вот! Вы никогда не будете в одной группе! И жить рядом не будете!». И раскидал нас в разные общежития и группы. Ну, не знаю, может  так и надо было!

Кстати, до института старшеклассником я сотрудничал с нашей городской газетой «Молодость Сибири», что-то пописывал, какие-то стихи туда посылал. Я там даже деньги получал. Что интересно, в газете одним отделом руководил известный поэт, не помню фамилию, который закончил КИИГА. В те годы еще я и в самодеятельности подвизался.

Поэтому в институте, может быть  по информации об этом в моей автобиографии, меня сразу привлекли к работе над стенгазетой механиков «Авиатор», а потом и к сотрудничеству с институтской газетой «Инженер Аэрофлота».  Но главная страсть у нас была – клуб. Мы там просто пропадали все свободное время. В это время в клубе институтская команда - чемпионы КВН по ночам готовили приветствие новому сезона. Мы пробирались в зал всеми правдами и неправдами и, затаившись где-нибудь на балконе, внимали и впитывали все действо. Потом к нам привыкли, решили, что это свои и не стали больше нас выгонять.

В то время с художественной самодеятельностью в институте было все просто: каждый достаточно талантливый, активно участвующий получал свободное посещение занятий. Такое право получил и я уже со второго семестра. Как раз было столетие Ленина, и я участвовал в подготовке сценария.

А на экзаменах, конечно, надо было показать, что ты не дурак. Что ты что-то знаешь, что-то помнишь. И преподаватели всегда шли навстречу.  Яков Наумович Гаухман у меня на экзамене спрашивает: «- Тройка подойдет? (Киваю!) А стипендию не отнимут? Ну, будь здоров!».

Что интересно -  у нас в институте учили так, что хочешь - не хочешь, но знания в тебе оставались. На шестом курсе я не сдал зачет по двигателю АШ-62 от Ан-2. Прихожу на сдачу к  Дмитрию Ильичу Афонину, извиняюсь перед ним, мол я не сдал зачет по АШ-62, вас подвел. А он: « - Ты мне сдал на пять двигатель Як-40! А это не какие-то поршни!! Иди отсюда, ставлю тебе оценку автоматом!».

После чемпионства в КВНе в институте игры между факультетами, с другими вузами Риги еще проходили года три. А потом я был свидетелем, как зародилась Студенческая Весна – конкурс самодеятельности. Они строились из двух частей, первая была патетика, вторая – все остальное. И я с первого курса участвовал в подготовке сценариев этих патетик – музыкально-драматических композиций. Познакомился с другими ребятами – с Дмитриевым, Сарьяном.

С 1970 года для меня начались стройотряды. География тогда была, конечно, очень огромная.  Я три года ездил на Алтай. В те годы отправление на целину было очень «живописное». На вокзал приходили вагоны образца «конец 40-х», без тамбуров, где из вагона в вагон надо было перепрыгивать.  К нам приходил поезд с 2 вагонами с эстонскими ССО, к ним цепляли 2-3 вагона наших отрядов из Латвии, потом в Литву, потом в Белоруссию, Украину, и только потом мчались через всю страну в Сибирь.  Вот там-то на целине, где были и агитбригады, и вечера после работы,  и сложился наш ансамбль, который мы назвали Дикси (с латыни – «я сказал»). Ребята в ансамбле на год младше меня, мы выступали, даже зарабатывали деньги, когда играли на свадьбах, на «халтурах». И конечно, выступали на Веснах.

Надо сказать о музыкальных коллективах, которые были на механическом факультете и до нас. В-первую очередь, это «Крылья». Потом была «Артерия» – великолепный ансамбль, который у нас впервые использовало многоголосие. Понятно, что они брали в образцы известных исполнителей, которых тогда знали, в частности, Creedence. Потом появилось «Дикси», и нам было на кого равняться. 

В 1975 году наш ансамбль свозили на прослушивание на Центральное телевидение в Москву. Там сидели редактора, в том числе и А.Масляков, которые кого-то отсеивали, кого-то распределяли по программам. В том же году я окончил институт и мне захотелось остаться в Риге.


Ансамбль «Крылья»

Александр Юров (бас-гитара, вокал), Эдуард Саарви (лидер-гитара, вокал), Севастьянов (ударные), Котов (клавишные).

Ансамбль «Артерия»

Евгений Жданкин, Сергей Гамаюнов, Борис Корников (ударные), Александр Тюкин (бас-гитара) Владислав Турко (клавишные). Филькин

Ансамбль «Дикси» (состав)

Валерий Шамес (гитара, вокал), Сергей Пономарев (бас-гитара, вокал), Сергей Сагутдинов (ударные, вокал), Саша Ожерельев  (гитара, вокал), Алла Васищева (клавишные, двукратная победительница конкурсов имени Шопена в Польше).


Группа "Крылья"


Группа "Артерия"


Группа  "DIXI". 1974 год. Cлева-направо: Сергей Пономарев, Шайхыт Сагутдинов ,Валерий Шамис , Алла Васищева , Александр Ожерельев.

«Дикси» закончился в 1976 году, когда ребята все получили дипломы и разъехались по городам. Но уже существовал ансамбль «Рифы», в котором сменилось много участников за первые годы существования ансамбля. Часто участников ансамбля можно было встретить в умывальной комнате общежития, где настраивались гитары, учились аккорды, пробовался голос. Кардинальные изменения в ансамбле произошли после появления Володи Суспицына. Он при мне начинал учиться игре на гитаре и безумно был хваток.

После окончания института, после того как я полгода проработал в узбекском Термезе, после того как я вернулся в Ригу и начал работать в ЦНИИАСУГА, прихожу в наш клубе, а там на танцах играет группа «Март». Это были мои друзья Серега Рулев автоматчик, Вовка Чернышев. Я с ними долго играл на танцах. Но как только они собрались профессионально работать в ресторане, я сказал, что – нет, в ресторан не пойду.


Интересно

А каков был уровень СТЭМа РКИИГА! Это было явлением!!

Однажды я был свидетелем, как в нашем клубе Ролан Быков уговаривал Флаксмана, Боцмана (Тюленева) и Миронова ехать с ним в Москву, где он обещал устроить их на учебу в театральном училище. Они ему очень понравились. Один из троицы наотрез отказался. В итоге троица рассыпалась...А самодеятельность в институте была очень высокого уровня и об этом знали не только наши институтские, но и рижане.


1977 год. Победа во Всесоюзном  конкурсе «Политическая песня-77» в Ереване. Ансамбль «Рифы» показывали по программе Время.

Потом, когда Рифы ездили в Ереван второй раз и Суспицын работал Нарьян-Маре, и надо было его вытащить в Ригу, я сам ездил к нему, со всеми перезнакомился. Но город-то был закрытый, а я работник всего -лишь ЦНИИАСУГА. Но я попал туда и задание выполнил.

1981 год. Нас – ансамбль «Рифы» - приняли на постоянную работу в Рижское эстрадно-концертное объединение (РЭКО). Мы обкатывали программу для варьете, а нашей первой площадкой был ресторан Морвокзала. (А группа «Крылья», о которой я уже рассказывал,  работала когда-то именно в Морвокзале). А потом на гастроли с варьете Латвия – Питер, Москва.


Рижское эстрадно-концертное объединение. 1981 г. Г.Кокорин, С.Пономарев.

Но следующее событие повернуло ход истории нашего ансамбля. В Латвии расформировали большой симфонический оркестр радио и телевидения, и чиновникам надо было срочно трудоустроить музыкантов, можно сказать цвет музыкальной жизни Латвийской ССР. Меня вызывают на ковер в  РЭКО, а я был директором ансамбля, и говорят, а не хотите ли поменять площадку на которой вы работаете, она, правда, не такая престижная, но все-таки… на ресторан Русе. Это был гром среди ясного неба! В ту пору Русе работал до 5 утра, это был ночной ресторан с программой варьете. Ресторана выше уровня Русе может быть даже и в Союзе не было. Потому что варьете было только в Латвии и две площадки в Москве. Это была мечта любого музыканта-лабуха. К тому же нам нужны были деньги на аппаратуру, надо было самим зарабатывать на аппарат.

Ресторан Русе.

Это эльдорадо просуществовало не очень долго, программы начали заканчиваться все раньше, пока в конце концов и само Русе начало загибаться.

Тогда же у нас появился Владимир Ильич Васянин - звукооператор  из Свердловска. Легендарная личность! То есть, когда в 80-х гоняли левые концерты на стадионах, где выступала солянка: Высоцкий, Песняры, Градский…  А заправлял всем этим Василь Васильевич Кондаков, у которого Васянин и был звукооператором. Кондакова посадили на 10 лет, а Володя рванул «за границу» - в Латвию, от греха подальше.  Позднее Володя во время наших гастролей в Питере нас лично познакомил и с Песнярами, и с Самоцветами, с «Поющими гитарами», с братьями Антоновыми – Юрием и страшим братом саксофонистом и джазменом. А когда в Ригу приезжали ансамбли, то уже они обязательно приезжали к нам в Русе. Но у нас были и свои достижение – три года подряд мы занимали первые места в Риге в конкурсах Рижского эстрадно-концертного объединения среди профессионалов, и этого заслужить надо было! Были и гастроли: два раза в Польшу, два раза в ГДР. А на столетие Рижского цирка руководитель нашего цирка Гунар Каткевич взял наш ансамбль  и мы проехали с ними с выступлениями все города и деревни Латвии, еще и часть Литвы, часть Эстонии. А он тогда посчитал, что ему не надо брать весь свой симфонический оркестр, который в цирке играет в своей ложе, а лучше взять нас – мобильных, умеющих играть любую музыку.

С "Поющими гитарами"

А потом пошли лихие 90-ые, бандиты с револьверами, красные пиджаки, ресторанная жизнь начала приедаться… Так что сейчас только двое остались профессионально в музыке: Володя Суспицын в Риге и Игорь Скориков в Новой Зеландии.

Ансамбль Рифы (состав за всю историю ансамбля)

Владимир Суспицын (гитара, автор песен, вокал),  Геннадий Кокорин (ударные, затем ритм-гитара, вокал), Юрий Илларионов (ударные), Сергей Пономарев (бас-гитара, вокал), Богдан Гатаряняк (клавишные), Андрей Бикин (клавишные, ударные), Игорь Скориков (клавишные, вокал), Александр Рубин (аккордеон, клавишные), Ольга Харитонова(вокал), Сергей Хижняк (звукооператор).

Записал А.Халтурин


Контакты

Инициативная группа создателей сайта «Музей РКИИГА-РАУ»:

А.Халтурин (ФАРЭО,выпуск 1982г., СТЭМ РТФ-ФАРЭО),

С.Агапов (ФАВТ, выпуск 1973г., секция туризма РКИИГА)

Е-mail: rkiigarau@gmail.com

Смотрите также

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.