"Инженер Аэрофлота" и другие газеты вуза

Архив газеты "Инженер Аэрофлота" (1964-1991 г.г.)    


Старт

    В 1962-63 годах в  РИИ ГВФ выпускались стенгазеты «Взлёт» и «Старт». Её  выпускали раз в месяц-полтора и рисовали в трех экземплярах, вывешивая, кроме главного здания, во 2-м и 8-м студенческих городках. В редколлегию, которую возглавляла доцент, к.т.н. Антонина Павловна Катецкая, входили преподаватели и студенты. В газете публиковались результаты сессий, материалы о текущих событиях, о передовиках учебы, юмористические рассказы, рисунки  и т.п.

 "Инженер Аэрофлота"

    По инициативе А. П. Катецкой, поддержанной руководством вуза, партийной и общественными организациями, было принято решение об издании многотиражной газеты "Инженер Аэрофлота".

23 апреля 1964 года  в свет вышел первый номер газеты РКИИГА, редколлегию которой первое время по-прежнему возглавляла Антонина Павловна Катецкая.

Антонина Павловна Катецкая -- первый редактор "ИА" и Виолетта Подкопаева -Красникова

    Позже редактором многотиражки  стал профессиональный журналист, публицист Леонид Иосифович Коваль. За годы его работы, с конца шестидесятых годов по 1982-ой, газета "Инженер Аэрофлота" приобрела заслуженную популярность  не только в институте, но удостаивалась дипломов лучшей многотиражки Латвии, а однажды заняла первое место среди многотиражных газет вузов Советского Союза. На посту редактора Леонида Коваля сменил опытный профессионал Юрий Сизов, а затем до середины 1991 года газету редактировала Жанна Спуре.

В редакции "ИА" Жанна Спуре

Помимо редактора, по штату редакции полагалась ставка литературного сотрудника. В разные годы на этой должности (иногда деля ставку между собой или с кем-то из студентов пополам) работало немало латвийских журналистов: Светлана Крыш, Татьяна Скараманга, Галина Гришина, Валентин Мурченко, Жанна Спуре, Татьяна Иванова и другие.

Общественные редакции

   Не умаляя роли редактора, нельзя не отметить, что главным достоинством многотиражки была ее теснейшая связь с читателями, самое активное  их участие в создании газеты.

Так, при газете работало две "общественные редакции". В одну, назовем ее "старшей", входили преподаватели, сотрудники, представители ректората, факультетов, партийной, комсомольской, профсоюзной организаций. Кандидатуры в эту общественную редакцию предлагали и одобряли факультеты, общественные организации. В какой-то мере это была не только редакция, но своего рода общественный совет при ней. Большинство  членов этой редакция работали  активно, добросовестно, среди самых активных ее членов -- А.К. Белайчук, Г. Анисимов, В.А. Анисимов, О.В.Щипцов, Э.Е. Беспечанский и многие-многие другие.

   Впрочем, стоит отметить,  что не было преподавателя или сотрудника вуза, который отказывался бы сотрудничать с газетойКто-то -- по собственному желанию, стремясь помочь, ну а кто-то -- боясь отказаться отвечать на неприятные вопросы, потому что  хорошо сознавал силу печатного слова и резонанс выступлений вузовской газеты...

   Газета никогда не была бы такой интересной, не будь в ней интереснейших интервью с ректорами, деканами, преподавателями, организаторами студенческой жизни -- А.К. Белайчуком, Н.И.Владимировым, В.З. Шестаковым, В.А. Ходаковским и многими другими. А когда каждый год в марте-апреле в институте безраздельно захватывал власть фестиваль "Весна"!.. Каждый номер "ИА" с оценками и комментариями  происходящего от Бориса Ефимовича Пиастро, Людмилы Петуховой и других членов Высокого Жюри -- шел нарасхват и бурно обсуждался...

РКИИГА, несомненно, обладал блестящей плеядой интеллектуалов, как преподавателей, так и студентов, как правило, еще и отличавшихся тонким чувством юмора. И поэтому не только, а может быть, даже и не столько журналистскими приемами и мастерством объяснялось то, что в газете  появлялись умные, заставляющие думать материалы, остроумные шутки и смешные карикатуры...

"Комсомольцы-добровольцы"...

   Второй общественной редакцией -- студенческой, или, как ее чаще называли, комсомольской, -- была редакция, в которую входили студенты института. Сюда не выбирали, не утверждали и не делегировали. Сюда приходили сами, по зову сердца (ну и чаю попить в хорошей компании) почти вся творческая молодежь института. И, без сомнения, не было в Латвии, а может быть, и во всем Союзе, такой многочисленной,  талантливой общественной молодежной редакции многотиражки! Правду сказать, лишь часть из них по-настоящему делала что-то непосредственно для газеты: остальные создавали атмосферу, приносили новости (а то и печенье к чаю), делились проблемами.


Комсомольская редакция 8 Марта 1979 года: Олег Домбровский, Юрий Лапкин(Лир), Виолетта Подкопаева (Красникова), Ира Ковтун, Вера Иртуганова, Ольга Егер, Ольга Чаланова, Сергей Молин, Алексей Шорин


Причем с самых первых лет "ИА" повелось, что ядро редакции, сплошь и рядом -- те же самые люди, что были и главными звездами  студенческой самодеятельности и-или активистами стройотрядов... Как говорится, "талантливый человек -- талантлив во всем"...

Первая студенческая редакция в большинстве своем состояла из звезд легендарной команды КВН РКИИГА, сумевшей стать лучшей командой КВН в СССР!.. Да и позже эта традиция сохранялась: радист Сергей Титов -- комсомольский редактор "ИА" и душа СТЭМ РТФ, Виолетта Подкопаева -- незаменимый сотрудник "Инженера Аэрофлота" и звезда самодеятельности ИЭФ, Леша Шорин, Леша Халтурин, Саша Хлус, Юра Лапкин, Лена Полева и многие другие -- даже не скажешь, чему они отдавали больше времени -- сцене или газете.


Cергей Титов, комс. редактор "ИА", заканчивает ФАРЭО...

Надо отдать должное Леониду Иосифовичу Ковалю: он не побоялся доверять студентам и заложил традиции  небывалой самостоятельности  "комсомольской" редакции. На студенческих еженедельных планерках обычно совершенно самостоятельно составлялся план всего номера, распределялись задания -- провести рейд, взять интервью, провести анкетирование и так далее и тому подобное. Перед студенческой редакции "на раз" распахивались двери парткома, профкома, ректората.

Не помню случаев неуважительного отношения к студентам-корреспондентам, высокомерия, пренебрежения. И ректор, и секретарь парткома, и почтенный преподаватель, и студент -- каждый говорил со студентом-корреспондентом как равный с равными...

    Леонид Иосифович Коваль, да и последующие редактора, конечно же, нещадно "шкурили" материалы, а то и вовсе переписывали заново, несмотря на обиды и рыдания авторов... Добавлялись какие-то материалы, необходимость которых была очевидна только редактору. Но в целом планка доверия была столь велика, что некоторые "матерые" члены студенческой редакции были способны самостоятельно выпустить номер, подготовив его от начала и до конца, включая весь процесс  макетирования, заказа клише,  вычитки в типографии и получения разрешения в Главлите...

Неслучайно поэтому некоторые из них стали профессиональными журналистами, редакторами успешных изданий -- Сергей Титов, Алла Оболевич...

"С  "лейкой" и блокнотом..."

   Ну, допустим, что "леек" у наших фотографов не было... Но и  никаких цифровых фотоаппаратов тоже еще не было и в помине. Большинство студентов-фотографов жило в общежитии и, конечно же, не имело возможности пользоваться фотолабораторией. Поэтому, поддавшись сокрушительному натиску студенческого актива и при поддержке Л. Коваля, институтское руководство  сдалось и  разрешило переоборудовать под крошечную фотолабораторию один из ... туалетов! Какие шедевры и бесценные свидетельства будней и праздников студенческой жизни проявлялись здесь на фотобумаге "Новобром", «Бромпортрет"... А свет красной лампы, фотопленки СВЕМА в зеленых коробочках,  ванночки, наполненные фиксажем и проявителем, фотоснимки, разложенные и развешенные для просушки!...


Михаил Никулин, фотограф "ИА" и Юрий Лапкин (Лир)  

Время от времени культовый предмет редакции -- О, Великий Электрочайник! -- исчезал в тесных и темных недрах фотолаборатории, и злые языки поговаривали, что безответственные фотографы подогревают фиксаж прямо в нем!..

   Не все работы фотокоров шли в газету, тем более что у редакции  была своя бурная "частная жизнь" с  вылазками на природу и романтичными прогулками по  ночному городу,  с  днями рождений, бесконечными  посиделками за чаем  в тесноте, но не в обиде (кстати, замечательно обходились без алкоголя!). Одно время даже функционировала и вовсе винтажная вещь -- проигрыватель "Rigonda"... Но большей популярностью пользовалась гитара.


Жанна Спуре, Валера Скомский, Миша Никулин

 Ну так вот, из обрезков фотографий, удостоившихся чести попасть в газету, вообще из всего того, что в нее не попало, а также из различных ляпов, без которых не обходится ни одно печатное издание, создавался еще один шедевр -- ДСП (Для Служебного Пользования). Обычно он создавался коллективно, с комментариями, подколками и  смехом до слез, Прикреплялся, как правило, к дверям редакции. Это были незабвенные "Казусы  и ляпсусы"...

   Иногда приходили робкие поэты и поэтессы с тетрадками своих стихов... Но среди рифм "розы-морозы" вдруг встречалось и Настоящее. И тогда мы завороженно слушали Веру Иртуганову или Женю Ошуркову с ее гитарой, прекрасными стихами  и незабвенной челкой Серебряного века...

   Редко улыбающиеся и хмурые и желчные  карикатуристы приносили свои карикатуры, а то и рисовали их тут же, угнездясь на свободном краешке дивана.

Из редакции уходили в кромешной тьме, на ощупь пробираясь по институтским коридорам. Впрочем, отдельные творческие личности и особенно фотографы, которые вечно не могли поделить время в фотолаборатории, по-моему, благополучно досиживали в редакции до утра. Из допинга -- только чай из электросамовара с гравировкой "Украдено в редакции "Инженера Аэрофлота"...


Сергей Евтухов. Студент ЭТФ,ФАВТ. Художник, режиссер, актер...

"Здесь были:"

Ну, разве что Оси с Кисой не было тут. Перечислить всех невозможно (если заметишь пробел -- будь другом, поправь!). Не в порядке ценности для истории, таланта или прочих достоинств, не по алфавиту и не по годам, просто попытаюсь вспомнить хотя бы некоторых из тех, на чьих студенческих плечах держалась слава "ИА" в разные годы:

 В.Ковалерчик, В.Лернер, В.Церлюк,Б.Пиастро, А. Алексеев, Б. Яковлев, Ю. Герцман, А.Гирда, А.Герфанова, С.Титов, О.Егер, С.Змеевцев, В.Иртуганова, И.Ковтун, Н. Дехканбаева, О.Зайцева, В.Подкопаева, О.Домбровский, А.Зарин, В.Тетюев, К.Денисенко, Н.Равичер, В.Скомский, А.Шорин, С.Евтухов, А.Оболевич, Н.Петрова, В.Барков, Р. Пуриньш, А.Гуткин, Г.Попова, И.Гозюмова, Е.Полева, А.Каменев, И.Горелик, А.Саликов, Н.Иванова,М.Никулин, Э.Придатко, В.Петков,И.Кадышевич, Г.Кан, Ю.Герцман, Н.Волкова, Ю.Лазарев, С.Молин, А.Халтурин, О.Чаланова, С.Пичугин, О.Чаланова, В.Ахматчина, А. Генкин, В.Хлус...

А сколько студентов печатались в "ИА" время от времени, не входя в общественную редакцию!..


Комс. редакция "ИА" 1981 год. Первый ряд слева направо: А.Шорин, А.Оболевич, Т.Костина, Н.Петрова, Ж. Спуре,.Второй ряд: В.Ахматчина, Ю.Лапкин(Лир),А.Генкин, М. Никулин , В.Барков

Победители редакционного конкурса к 1 апреля


Наша типография

"ИА"  выходил раз в две недели тиражом в 2000 экземпляров (при общем числе студентов -- 5000) и стоил 2 копейки. Желтые деревянные столики-подставки с прорезанной щелкой для монетки стояли во всех корпусах института. На них выкладывались стопки свежеотпечатанных газет и через некоторое время вокруг столиков образовывалась небольшая толпа, а студенты  бежали на лекции, просматривая по пути страницы газеты, чаще всего, конечно, начиная с последней страницы..

Как ни странно, мягко говоря,  небогатой студенческой жизни, каждый раз "добровольных пожертвований" набиралось довольно много -- народ, в принципе, газету уважал...  Печаталась она  в типографии РКИИГА, разместившей в институтском дворе, рядом с футбольным полем. Народ в типографии, за редким исключением, был замечательный!

Наверное, не все молодые журналисты и редакторы нынешнего поколения  представляют себе реалии  "высокой печати": каждая строка отливалась в металле (свинцовый сплав) на линотипе, затем строчки укладывались, как на противень, в тяжеленную форму, с которой делались оттиски на бумаге  для корректуры. В случае ошибки строка вытаскивалась из набора, идя на переплав, перенабиралась и потом, исправленная, чисто механически вставлялась обратно в текст!

Половина заголовков вообще набиралась вручную, по буковкам, которые брались из специальных касс у рабочего места наборщика-метранпажа. Гордым и пышным словом "метранпаж" именовалась профессия скромной, прямой, честнейшей   Надежды Степановны Ершовой. Участница войны, она  рассказывала, как набирала фронтовую газету вручную, по букве -- быстро, в холодной землянке, под обстрелом...


Типография РКИИГА. Метранпаж  газеты Надежда Степановна Ершова.

Таким же золотым человеком, всей душой болевшим за дело, был и печатник дядя Миша, тоже, кстати, фронтовик. Дядя Миша -- Михаил Иосифович Бреслав -- любил поворчать, поругать нас негромко, но свою печатную огромную машину "Санкт-Петербург 1902 года" (!!!) лелеял, как родное дитя, вечно смазывая, протирая, подкручивая... Была там машина и поновее, где-то конца 50-ых годов, но дядя Миша ее не любил, относился к ней с подозрением, да и печатать нашу газету было удобнее на его надежном антикварном агрегате....


Типография РКИИГА. Печатник-фронтовик дядя Миша -- Михаил Иосифович Бреслав.

Обычно  типографская краска была черной. Но для парадных случаев у Миши была в запасе синяя и красная. Конечно, для этого надо было отмыть весь аппарат от предыдущей краски, но фанаты своего дела работы не боятся... Вот поэтому большинство рекламных выпусков "Инженера Аэрофлота" для абитуриентов (начинавшееся традиционной анкетой "Я, Рижский Краснознаменный...") -- было сине-голубого, "праздничного", цвета...

Типография РКИИГА. Линотипистка Антонина, набиравшая тексты газеты в металле.

Главлит

Была ли цензура и насколько она была жесткой? Была, конечно! Прежде всего надо иметь в виду, что цензоры Главлита просматривали  до публикации все газеты республики, ставя свою печать на каждой странице, которую разрешали выпускать в свет. С каждым сигнальным номером газеты, держа в руках по два экземпляра остро пахнущей и еще пачкающейся типографской краской  страницы, мы ехали к цензору  в Главлит. Не помню, чтобы цензор хоть раз придрался к содержанию, найдя его идейно не верным: видимо, его задача, прежде всего, заключалась в том, чтобы случайно не были опубликованы какие-то данные "секретного характера" -- о технике, оборудовании и т.д. В принципе, в нашем случае оно было и понятно: вуз, хоть и был гражданским, но -- относительно... Многие его разработки, проекты, данные статистики не были предназначены для "постороннего глаза"...

   Иногда было сложнее с "внутренней цензурой". Газета считалась "органом парткома, профкома и комитета комсомола", и некоторые  материалы заставляли руководителей этих  наших организаций вздрагивать и напрягаться, опасаясь  окрика из "вышестоящих инстанций".

   Помню публикацию памяти Высоцкого. Сейчас, даже непонятно: ну и что в этом удивительного или смелого?.. Да вроде и ничего, никаких прямых указаний не публиковать -- не было... Особенно, если опубликовать, ни с кем не советуясь... А вместе с тем было понятно:  может обойтись без всяких последствий, а может сложиться и так, что этот твой сомнительный проступок кем-то где-то наверху (даже не у нас в вузе) будет замечен и учтен и как-то само собой найдутся и другие поводы считать тебя не слишком соответствующим должности...

Кстати, под этим же реальным дамокловым мечом -- "как бы чего не вышло" -- балансирую по самому по краю,  давали добро на многое в институтских "Вёснах"...  И надо отдать должное незаурядному мужеству всех наших кураторов этих "весенних" мероприятий, по-видимому, время от времени чувствовавших себя как на пороховой бочке ...

Оттепель "шестидесятых" прошлого века -- это не только Окуджава и Вознесенский. Не только "Я шагаю по Москве" и "Летят журавли...". Не только Гагарин, Титов, Терешкова... Это -- КВН. Это наш "Инженер Аэрофлота". Это стройотряды. Это -- наш замечательный РКИИГА,  с его потрясающими преподавателями и учеными высочайшего уровня, с его духом творчества и созидания.

Лучший вуз. Не только гражданской авиации. И не только Союза.

Просто -- лучший.

Новое время

   В 1992 году, когда вуз перешел под юрисдикцию Латвийской Республики,  в нем произошло много изменений. Рижский авиационный университет начал выпускать многотиражную газету „RAU ZIŅAS” (Новости РАУ, RAU News). Редактором нового издания была доцент, кандидат филологических наук Алина Алешкевич.

В 1999 году вышло несколько номеров газеты „Sputnik RAU”.

Из воспоминаний  А. П. Катецкой,  Э. Беспечанского,  Ж.Спуре.

Контакты

Инициативная группа создателей сайта «Музей РКИИГА-РАУ»:

А.Халтурин (ФАРЭО,выпуск 1982г., СТЭМ РТФ-ФАРЭО),

С.Агапов (ФАВТ, выпуск 1973г., секция туризма РКИИГА)

Е-mail: rkiigarau@gmail.com

Смотрите также

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.