"Вся наша жизнь - РКИИГА..."

Стас Флоренцев

- Что для меня РКИИГА... Это тот самый Дом - вот так, с большой буквы, - в котором я родился и вырос. Мои родители долгие десятилетия трудились в институте гражданской авиации: отецВладимир Николаевич, был замдекана механического факультета, а мамаВиолетта Александровна, сначала работала секретарем в ректорате, а затем на кафедре теории авиационных двигателей и химии, вела лабораторные работы. Вообще мама моя не только самая красивая и умная, но и самая героическая женщина на свете, потому что почти вся ее жизнь прошла под неимоверный рев работающих реактивных двигателей
ПредставляешьВ общем, не стать студентом РКИИГА я просто не мог! 

«Детство нашего кино...» 

- Посуди сам: детский сад у меня был институтский, школа - при институте, дом - ведомственный, институтский. Все детство проходит на улице Резнас, в хрущевке, стоящей сразу за забором, отделявшим РКИИГА от остального мира, жители которой каждое утро просыпаются под жуткий гул тех самых реактивных движковИграем с ребятами в хоккей во дворе - ворота у нас сделаны из самолетных лонжеронов, стыренных с территории института. Играем в казаки-разбойникипрячемся по кабинам самолетов, для чего регулярно совершаем «перелеты» через все тот же ркииговский забор. Что тут скажешь! Дети институтских работников, мы не могли себе представить, что где-нибудь на свете есть людикоторые не знают о том, как устроен самолет! Да мы узнавали каждый его элемент. «Что это? Это от ноги шасси...» О, бедный сторож, которого мы всем двором буквально истерзали своими регулярными набегами! Да и что мыдаже кот мой на прогулку ходил исключительно туда, в свой любимый институтский дворик
 
Пионерский лагерь «Аэрик». Я думаю, это был самый демократичный пионерский лагерь во всем бывшем СССР. Никакой муштры! Если что-то собирали, то багги. Если была «Зарница», то без понтов: 12-летние дети ночью совершают разведпоход из Вецаки в Калнгале! Сегодня ты такое себе можешь представитьТам была совершенно фантастическая, фанатически преданная своему делу директор лагеря Светлана Федоровна Нейфельд
 
 Ты никогда не слышал историю о том, как в Вецаки пригнали самолет Никиты Сергеевича Хрущева Ту-124Самолет уникальный, на несколько метров короче известного всем Ту-104сделано их было относительно немного, а этот был VIP-класса - бархатный салон, карельская береза... Ну так вот лагерь наш стоял в Вецаки на арендованной территории. По нормативам пионерская комната должна была состоять минимум из, кажется, 25 квадратных метров, а у нас такого свободного помещения не было. Строить на арендуемой земле никто права не дает, говорят: освобождайте палату и делайте из нее «пионерку». Это что значит? Что придется сокращать количество спальных мест, а всех желающих лагерь и так принять не мог - только 110 человек. И тогда Светлана Федоровна обратилась к руководству РКИИГА и выбила-таки «Аэрику» в качестве пионерской комнаты ту самую хрущевскую «тушку»! 
 
Это была целая эпопеяНикогда не забуду, как его тогда разбирали, везли на тягачах через весь городкак на переезде на Зиемельблазму двое пьяных увидели процессию и перекрестились: «Ой, наверное, где-то в Риге самолет упал...». 
В то время я уже был студентом и работал в летние месяцы в «Аэрике» старшим вожатым. И когда получил Ту в качестве пионерской комнаты, то единственное, о чем попросил пионеров, так это не использовать самолетный клозет по его прямому назначению. Там мы в итоге устроили хранилище для горнов и барабанов
 
Но я, кажется, перескакиваю во времени... Все в этой жизни так тесно переплетено, все, что связано с нашим институтским прошлым
 
Клуб РКИИГА... В этом старом здании, бывшем некогда гарнизонной церковьюв 70-е годы показывали фильмы, которые уже сошли с экранов больших кинотеатров. Помнишь, «Анжелика - маркиза ангелов»? Или румынская эпопея про комиссара Миклована
 
- Постой, но ведь это было кино «для детей до 16»... 
 
- Пускали! Можно было просочиться! Но существовал и другой способ: в клубе работал театральный кружок, который некоторое время вел замечательный, а теперь почти совсем забытый тюзовский актер Улдис Пуцитис. Так вот можно было записаться в этот кружок и получить пропуск для абсолютно бесплатного посещения всех этих киносеансов
 
А студенческая «Весна» в клубе РКИИГА, пройти на которую с улицы было практически невозможно? Места и своим не хватало: в зал, рассчитанный на от силы 650 человек, влезало полторы тысячиПомню такую картинку: остановка у входа в наш клуб, стоят люди, ждут троллейбуса... Девушка скромная стоит, жмется к стеночке. Вдруг открывается на высоком первом этаже окно мужского туалета, раздается тихий истошный 
вопль: «Нина, давай!» Девушка подбегает, поднимает руки и ее втаскивают в окно. При этом страшный шершавый подоконник буквально снимает с нее новенькие дорогие колготки, как стружку, но девушка этого не замечает, она счастлива, она сидит мышкой в глубине зала с разодранными коленками и радуется: вот она все-таки попала на «Весну»!.. 
 
«Весна»... Первая часть ее была в меру патетической, но это ладно. Зато в третьей части начиналось то, из-за чего, собственно, зрители на нее и рвались. СТЭМ - Студенческий театр эстрадных миниатюр! Я старался 
смотреть и запоминать все. На следующий день я приходил в школу и разыгрывал увиденные СТЭМы в лицах. Я был королем! Потому что по телеку ее, естественно, не показывали, а московские КВНы тогда, в середине 70-х, были прикрыты

«О времена! О нравы!» 

- Куда поступать учиться - этот вопрос для меня не существовал. Вот только на желанный для себя экономический факультет РКИИГА я подавать документы не стал, уж больно велик там оказался конкурс: 20 человек на местоПриходила девочка-медалистка, сдавала один экзамен на пятерку и проходила, остальные - не пляшут. Поэтому пошел на механический, где конкурс тогда был шесть к одному
 
- Погоди, погоди... Родители - преподаватели РКИИГА, неужели они не могли пропихнуть тебя просто так куда угодно по блату
 
- По-моему, они даже не знали, на какой именно факультет я написал заявление. Или делали вид, что не знают. Но не обо мне речь. В любом случае студентом я был не выдающимся. О таких, как я, говорили: «Попа в масле, нос в тавоте, но зато - в Аэрофлоте!» Я о том, какие колоритные люди в РКИИГА работали! Как они любили свою работу, небо и самолетыПреподаватель экономического факультета Владлен Зиновьевич Цейтлин. Это человек мересьевской судьбы! Его вертолет упал в тайгу, он один из всего экипажа спасся, несколько дней выбирался из района катастрофы ползком, у него были ампутированы пальцы на руках и ногах. И несмотря на это, в РКИИГА он испытывал все маленькие самолеты и автожиры, сделанные руками студентов. Представляешь, как он им доверял! И представляешь, как нужно было любить авиацию
 
Витя Ягнюк, царствие ему небесное... Он возглавлял институтское студенческое конструкторское бюро, летал на всем, что в те годы могло летать: дельтапланы, парапланы, автожиры. Благодаря его активности, его усилиям и связям до сих пор многие выпускники РКИИГА продолжают и строить, и восстанавливать всевозможные летательные аппараты. Ноужасная судьба. В майские постчернобыльские дни Витя в Риге совершал парашютные прыжки и как раз угодил в облако этой страшной атомной заразыСмертельный диагноз, онкология
 
Преподаватель Борис Ефимович Пиастро, с которым, кстати, мы будем в субботу вести юбилейный концерт РКИИГА в Спортивном манеже, просто человек-легенда: уникальный друг всех студентов и потрясающий психолог. Его кавээновское прошлое и оперативность мышления позволяли вычислять каждого человека за одну-две секунды. Расскажу только одну из легендкоторые шлейфом тащатся за ним все эти годы, за правдоподобность которойправда, не ручаюсь... 
Как-то Борис Ефимович и один из его коллег принимали у двух групп экзамен. Пиастро понимает, что прием у него катастрофически затягивается, а коллега обещал подбросить на машине и уже не раз заглядывал в аудиториюнетерпеливо показывая на часы: «Боря, я уже все, а у тебя - половина группы!» 
 
«Через пять минут буду свободен, - неожиданно отвечает ему Борис Ефимович и обращается ко всем присутствующим: - Все, кто знает предмет на три, можете дать мне свои зачетки!» Половина группы несет зачетки, и Пиастро проставляет им в них 
«удовлетворительно». Свободны! 
 
«А теперь давайте свои зачетки все, кто считает, что готов на четыре»... Народ решает, что остальных он будет трясти на пятерку уже на следующий день, и делать будет это совершенно по-драконовски, вскакивает и бежит получать от Пиастро свое «хорошо». 
 
В аудитории остается всего несколько человек, готовые за «отлично» принять долгую и мучительную завтрашнюю «смерть». И тогда Пиастро, изящно просчитавший, что, находясь в такой ситуациистудент РКИИГА врать преподавателю уже не будет, в течение нескольких секунд проставляет в их зачетки отметки «отлично», после чего, уложившись в обещанные пять минут, оказывается в машине изумленного коллеги
 
- Я учился в те времена в ЛГУ, но и до нас какими-то окольными путями дошла эта легенда про вашего Бориса Ефимовича... 
 
- Значит, народ ничего не придумал! Вот такие вот у нас в РКИИГА работали человеки. Одно слово - «монстры», а не преподаватели
 
Или, например, мой отчим, тоже преподаватель РКИИГА, гроза всего механического факультета. В честь него такой предмет, как термодинамикаполучил название «будзинамика», потому что имя его Будзинаускас Марионас Пранцишкович, литовец по происхождению. Вообще-то выучить имя-отчество моего отчима для любого студента было уже подвигом, но его вынуждены были совершить все студенты-механики. Марионас Пранцишкович в РКИИГА был в числе преподавателеймонстров». Рост - 1 метр 95 сантиметровпостоянно ходил со страшенно длинной указкой, а борода и усы делали его издали ужасно похожим на Дон-КихотаБоялись его страшно. Авторитетов у него не было. И я не исключение. Как-то приехал из Москвы, где меня по ЦТ показали в передаче «Шире круг», весь при понтах, заявился из аэропорта сразу на занятия в гражданской одежде, прихожу к нему на пару... Марионас Пранцишкович меня сразу вычислил и, не задумываясь, выгнал с лекции. «У, зверь...» - подумали про себя все мои одногруппники. И поняли, что не стоит впредь никогда «будзить» в Будзинаускасе зверя
 
Правда, всегда и во всех случаях, это я точно могу сказать, наши преподаватели первыми на нас никогда не нападали, а уж если и нападали, то делали это абсолютно по делу

«Я - студент ГВФ...» 

- Вообще надо сказать так: если ты когда-нибудь учился в РКИИГА - ты не пропадешь нигде. Выпускник РКИИГА - это в какой-то степени масон, член самостийно сложившейся гэвээфовской «мафии».
 
Ну, например, некоторое время я работал на эстраде, вел концерты певицы Ларисы Долиной. Мурманск. Три часа ночи. После концерта приезжаем в аэропорт. Надо ждать рейса. Лариса отправляет своего директора к руководству и величаво наставляет: иди, мол, распорядись, чтобы мне дали
для отдыха депутатскую комнату. Директор уходит и возвращается. Говорит: «У меня спросили: она у вас что, депутат? Ну тогда пусть сидит в общем зале и не звездитЛариса Александровна вскипает, кричит директору, что он уволен. В общем, понятная картина. И тут я подхожу и спрашиваю: «Извинитеа кто у вас начальник пассажирской службы? Он случайно не учился в Рижском институте гражданской авиацииВыяснилось, что учился
 
Спрашивается, а где еще он мог в те годы учиться! Выходит навстречу парень в форме, говорит мне: «А я твою рожу помню: ты в СТЭМе на «Весне» кривлялся». После чего Долиной дают зал для интуриста, горячий ужин и прочее, прочее, прочее
Год 1992-й. Аналогичная ситуация: задержка рейсов в Ростове-на-Дону. Большая группа артистов, среди которых всевозможные Киркоровы, «Дюны», Долины, а также несколько сатириков беспросветно прозябают в «Икарусе». Вдруг заходит женщина с огромной волосяной башней на голове и низким голосом интересуется: «Кто тут из вас Флоренцев?» Я приподнимаюсь. «Вас Роман Петрович на обед просит!» «Звезды» переглядываются, ничего не понимая, я выхожу из автобуса и вижу: точно Ромка, работает в этом аэропорту. «Все равно три часа задержки, пойдем: плов, уха ждут». 
 
Тот же Ростов-на-Дону, гастроли с Игорем Корнелюком. Наш выпускник-радист Олег Фенов, ничего не сказав, приехал из Краснодара, разыскал меня после концерта, понавез море всякой икры и прочего, а потом, когда все мы дошли до определенного градуса, подвел Игоря Корнелюка к пианино и произнес«Послушай, все, что ты играешь - это очень хорошо, но это все фигня. Давай теперь исполни-ка мне «Я - студент ГВФ» на мотив «Я люблю тебя, жизнь». Знаешь?» 
И Корнелюк ему заиграл, а Олег запел неформальный гимн всех ркииговцев: «Я студент ГВФ, что само по себе и не ново...» А когда Олег спел, Корнелюк меня подозвал и произнес: «Стас, послушай, этот твой приятель - просто атомный человек!» 
Погиб Олег через несколько лет. Трагически... 
 
...Или еще одна ситуация с задержкой после концерта в Джезказгане. - Вылет - только проходящими мимо самолетами. Организаторы гастролей говорят: «Все зашибись, но улетать отсюда будете в течение четырех дней». А нас с музыкантами 16 человек! Все возмущаются: как?! Тогда я звоню в Ригу звезде экономического факультета, доценту Галине Ивановне Гуткиной и спрашиваю: «Тетя Галя, кто из наших работает в этом районе?» Она отвечает«Записывай! В Целинограде - такой-то, в Караганде - этот, в Алма-Ате - тот...» 
 
Делаю два-три звонка, и на посадку за нами заходит самолет - все три первых ряда Ту-154, летящего из Алма-Аты, зарезервированы для нашей эстрадыОрганизаторы гастролей в собольих шапках тычут в меня пальцем и спрашивают: «Кто этот парень? Простой ведущий концерта? Как он смог решить такую серьезную проблему?» 
 
И теперь ответь мне: каким образом мог я объяснить этим людям в дорогих шапках, что проблему решал вовсе не я, Стас Флоренцев, а решало ее наше нигде не зарегистрированное, гафовское братство... 
 
Спрашивал Лев Тараканский
Газета "Час", 22 мая 2009 г.

Контакты

Инициативная группа создателей сайта «Музей РКИИГА-РАУ»:

А.Халтурин (ФАРЭО,выпуск 1982г., СТЭМ РТФ-ФАРЭО),

С.Агапов (ФАВТ, выпуск 1973г., секция туризма РКИИГА)

Е-mail: rkiigarau@gmail.com

Смотрите также

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.